Делаем лопаты для грядущей
"золотой лихорадки"

спецпроект при поддержке

Более 1,5 тысячи проектов в области электронного обучения Digital Learning с пользователями из более 1000 российских компаний и 10000 университетов по всему миру

Group1

Более 150 сотрудников, офисы разработки в Долгопрудном, Санкт-Петербурге, Минске, Ижевске, Брянске

Group

Офисы продаж в США (Нью-Йорк, Сиэтл), 80% выручки в $$

Group2

Более 200 заказчиков по всему миру, 87% выручки от постоянных клиентов

Group

Наши клиенты:

  • ведущие компании России
  • Крупнейшие мировые издательства

Как все начиналось

Компетентум

клиенты:
  • Министерство образования и науки РФ
  • Thomson Learning (Cengage)
  • Pearson Education
  • McGraw Hill Education
  • «Северсталь»
  • «ВымпелКом»
  • «Росгосстрах»
  • МГТС
ЛИДЕР КОМПАНИИ:
  • Наталия Соболева
Год получения инвестиций от фонда РВК:
  • 2010
  • Как все начиналось

    Зарю перестройки я встретила преподавателем МФТИ (Физтеха) — преподавала на кафедре общей физики и вела курсы по компьютерному моделированию физических процессов. Со своими студентами я делала компьютерные модели, которые помогали провести эксперимент, показывались на лекциях, в лабораториях. Это было ново, интересно и давало необыкновенные возможности в области образования. В то время появились первые IBM-совместимые (сейчас это уже смешное название) компьютеры, у которых был нормальный и даже цветной экран. А я начинала считать еще на бумажных лентах и перфокартах. На новых экранах был возможен не просто расчет, а демонстрация визуальных образов.

    Меня это вдохновило и захватило. Поэтому, честно говоря, я себя предпринимателем в классическом смысле этого слова не считаю… Говорят, что предприниматель может работать в различных областях, которые приносят наибольшую прибыль. А меня хоть озолоти, но, если речь идет о торговом бизнесе, например, или чем-то подобном, не могу, неинтересно, не умею. Поэтому я очень условный предприниматель. Хотя есть разные определения предпринимателя, и одно мне больше нравится: это одержимый какой-то идеей человек, который хочет изменить мир.

    Скоро стало ясно, что визуализации могут пригодиться не только студентам Физтеха – появились домашние PC, компьютеры пришли в школы. Увлеченные нашей любимой физикой, в 1992 году мы сделали первый отечественный электронный учебный курс «Физика в картинках» на дискетках для школьников. Но это были, конечно, не картинки, а очень серьезные математические модели — например, модель идеального газа, можно было двигать поршень, менять параметры, в зависимости от этого строились графики давления, температуры газа и т.д. Для своего времени это был революционный продукт, над которым мы работали взахлеб. На его базе мы и сделали компанию «Физикон», ее сооснователями и сотрудниками стали выпускники Физтеха. Нами двигало желание показать миру, как прекрасна наша физика и как здОрово учиться. Курс был довольно широко распространен, но коммерческий успех этого продукта был сомнительный — тогда расцвело пиратство, о котором мы еще не успели подумать.

    Мы стараемся использовать новейшие информационные технологии для создания инновационных образовательных систем и учебных материалов. Просто 20 лет назад инновационной была дискетка, потом CD-ROM, а теперь Интернет-проекты, облачные решения.
    основатель компании

    Наталья Соболева

    Выход за рубеж

    Следующая поворотная точка в истории компании — 1994 год, период «любви» между Россией и США, комиссия «Гор – Черномырдин». Я попала в число участников конкурса высокотехнологичных бизнесов Business for Russia. Нас несколько месяцев учили бизнесу и языку, а потом 300 человек загрузили в «Боинг» и привезли в США. Это было очень торжественно — нас приветствовал Билл Клинтон, Эл Гор… Неделю нас учили в Вашингтоне, рассказывали об Америке. Мы жили в семьях, это был культурный обмен, и мы должны были работать в компаниях своего профиля и получать опыт. Нас распределили по разным штатам, меня — в город Сан-Хосе, и я подумала: «Боже, какая-то испанская деревня». Что это столица Силиконовой долины, я тогда не понимала.

    Я работала в небольшой компании, которая делала офисные приложения. В первый же день я подумала: ребята, вы скоро разоритесь. Что в общем-то и случилось. Потому что работали они, прямо сказать, не очень напряженно. Я помню драйв 90-х, желание что-то сделать: мы днем преподавали, а бизнес развивали по вечерам и в выходные. В американской компании была расслабленная обстановка. Честно говоря, в плане бизнеса она мне мало дала.

    Зато организовались новые связи. Я узнала, что издательство Addison Wesley делает курс «Интерактивная физика». Случилось чудо: их представитель приехал в командировку в Калифорнию, мы коротко сумели встретиться, я ему показала наши модели, ему понравилось. Он пригласил меня прилететь в Бостон и сделать там презентацию, рассказать о нашем продукте. И вот представьте — это другое побережье США. А мы расселены по семьям, у нас учебная программа и работа, и надо каждый день отмечаться у куратора. Но как-то договорились, и меня одну отпустили в Бостон. Я приехала с DOS-овской дискеткой в руках, а там — «макинтоши» Apple и Windows, то есть, мягко говоря, более платформенно продвинутая ситуация. Но делать такие модели, где заложена хорошая математика, а на поверхности — мощный визуальный физический образ, они не умели. Так мы в 1995 году получили первого заказчика в США и до сих пор с ним сотрудничаем (его купила группа Pearson, крупнейший мировой образовательный холдинг, один из наших постоянных клиентов).

    Однако наше предположение, что мы со своим гениальным курсом физики кому-то там нужны, разбилось о суровую действительность. Был взят профессор из Ohio State University, и курс создавался на базе местных методик и задач. Из нашего продукта были лицензированы примеры — как мы их называли, «симуляции» или «лабораторные работы», по сути физические модели, которые позволяли сделать курс интерактивным.

    С той поры мы разрабатываем различные интерактивные модели — в миллионах вариантов, под разные платформы, на Java и Flash, а сейчас и для мобильных устройств. Как точнее назвать то, чем мы занимаемся? Термин e-learning подходит лишь частично. То, что мы пытаемся делать, — это использование новейших информационных технологий для создания инновационных образовательных систем и учебных материалов. Просто когда-то инновационной была дискетка, потом CD-ROM, а теперь интернет-проекты, облачные решения.

    Три компетенции «Компетентума»

    У нас три направления. Первое — работа с зарубежными заказчиками, в основном с издателями учебной литературы, которые постепенно превращаются в медиакомпании. В университетах Америки сейчас ни один учебник не издается без интернет-поддержки, digital-материалов. Более того, печатные материалы уходят на второй план — издавать книги не выгодно, студенты ими обмениваются, стала модной печать по запросу. Первичной становится образовательная онлайн-система, на которую подписан университет. В ней содержатся элементы управления учебным процессом: преподаватель создает виртуальный класс, дает задание; студент выполняет домашние работы, сдает контрольные, зарабатывает рейтинг. Задачи из книг требуют перевода в цифровую систему и становятся алгоритмическими, интерактивными. Что это означает? Каждый раз, открывая задание, студент видит немного другое условие или параметры. Решая математическую задачу, он не просто вводит число, а может, например, отметить на трехмерном графике поверхность решения. По химии — составить молекулы. По физике — нарисовать вектор или собрать электрическую цепь. Компьютер определит, правильное решение или нет, даст обратную связь. Таким образом, зарубежные издательства заказывают нам платформенные решения, поручают сделать тип задачи (например молекулярный конструктор) с возможностью проверки. Создание таких учебных моделей — это то, что мы делаем на мировом уровне и что приносит компании основной доход.

    Второе направление — ShareKnowledge LMS (Learning Management System), система для организации обучения и тренингов в компаниях. Казалось бы, мы много лет занимаемся LMS и умеем создавать системы, которые обеспечивают рабочее место преподавателя, управляют подпиской учащихся, выдачей сертификатов, публикацией материалов. Но недавно появился тренд: для этих систем все чаще запрашиваются социальные функции. Люди хотят, чтобы система управления обучением, например, поздравляла с днем рождения, делала оповещения — это очень похоже на корпоративный портал. Мы столкнулись с необходимостью писать под такие портальные функции LMS с нуля, конкурируя с мировыми ИТ-лидерами. И тогда мы использовали свое преимущество: к тому времени мы были золотым партнером Microsoft. Основа их офиса — система SharePoint, которая обеспечивает ряд портальных функций, внутрикорпоративный документооборот, безопасность, быструю интеграцию с офисными приложениями. Наш продукт ShareKnowledge сделан на базе SharePoint. Мы вновь ориентировались на мировой рынок, рассудив, что у Microsoft тысячи клиентов, и любая компания, которая внедряет SharePoint для внутрикорпоративных нужд, — наш потенциальный партнер. Сейчас ShareKnowledge выделен в отдельный бизнес, это один из самых успешных наших спиноффов.

    И, наконец, третье направление — все, что касается России: корпоративные тренинги, высшее образование. Например, у нас есть собственная библиотека готовых курсов по простым бизнес-навыкам: разговор по телефону, офисные ИТ и пр. Как и 20 лет назад, мы берем лучший зарубежный опыт и пытаемся использовать его для России. Но с финансовой точки зрения отечественное корпоративное обучение приносит на порядок меньше, чем продукты и услуги для иностранных заказчиков. Рынок электронного обучения в России очень мал. Что касается школьного обучения, где мы начинали работать в 90-х с разными «занимательными» курсами, — в 2000-х на него стали выделяться огромные государственные гранты. И, как всегда, когда возникают казенные деньги, конкуренция идет не по качеству, а по демпинговой цене — финансово успешных компаний на рынке школьного образования очень мало. При разработке корпоративных электронных тренингов мы считали, что это самый эффективный и экономичный способ обучать сотрудников. Однако такие новые формы корпоративного образования еще не стали массовыми в России. И это наибольшее мое огорчение, что российский рынок пока так и не взлетел.

    Wanted: образованные сотрудники для образовательной компании

    Предполагается, что в нашей компании разработчики неплохо разбираются и в предмете, и в компьютерных науках. Мы выросли на базе еще советской системы образования, которая, возможно, была избыточна. Например, в Индии программист изучал собственно программирование и еще начальную математику. У нас программисты появились из людей с широким инженерным, физическим или химическим образованием, поверх которого накладывались компьютерные знания. В последнее время мы столкнулись с катастрофическим падением уровня выпускников. Чтобы у нас работать, ребята сдают экзамены: язык плюс предмет, либо пишут тесты на английском языке по физике, химии.

    Так что у нас есть статистика за много лет, и приходится констатировать, что падение затронуло даже ведущие вузы. Мы ищем кадры по всей стране и ближнему зарубежью. Их не так много, а для нас мозги — это основное средство производства. И если в России мы видим, что уровень образования падает, остальной мир учится, подтягивается. Нам на пятки наступают индусы, китайцы. На международном уровне мы испытываем страновую конкуренцию.

    Мировой рынок электронного обучения огромен: в 2013 году его размер достиг $32,5 млрд, а прогноз темпов роста до 2018 года — 23%. Будущее у этого направления — блестящее, и оно еще недооценено. Меня особенно порадовало, что образовательные технологии сделали девизом Global Technology Symposium 2015 года и что Российская венчурная компания спонсировала это событие.

    Сейчас мы делаем технологии по голосовым ответам, экспериментируем с дополненной реальностью, с очками. Кто еще 5 лет назад знал о смартфонах и планшетах? Технологии развиваются взрывным образом, и человек волей-неволей будет учиться по-другому. Это интереснейшая и гуманитарная, и техническая сфера. Я уверена, что золотая лихорадка digital learning еще впереди. И мы для этой золотой лихорадки делаем лопаты, то есть инструментарий, который поможет широкому кругу компаний, учебных заведений и отдельных тренеров создавать мобильные легкодоступные программы, виртуальные образовательные центры, а людям — учиться в течение всей жизни и постоянно пополнять свои знания.